Эксперты: Москва и Минск могут разрешить газовый спор к апрелю

Эксперты: Москва и Минск могут разрешить газовый спор к апрелю
Иллюстративное фото
Беларусь и Россия могут прийти к разрешению тянущегося с прошлого года нефтегазового спора в течение первого квартала, считают белорусские эксперты в нефтегазовой отрасли.

В течение всего 2016 года Беларусь и РФ вели переговоры о формуле цены газа. Несмотря на все усилия, Минск не смог настоять на своем видении механизма формирования цен, а также договориться об отсрочке накопившейся недоплаты за российский газ. В ответ на газовый спор РФ сократила поставки нефти в Беларусь: за 2016 год республика получила немногим более 18 миллионов тонн нефти, что на 20% меньше ожидаемого.

В минувшем году Минск также пытался оказать давление на российских партнеров, увеличив в октябре сразу на 50% тарифы на транзит российской нефти. Позднее это решение пришлось отменить. Но с 1 февраля 2017 года Беларусь поднимает тарифы на 7,7% — без согласования с РФ. В свою очередь ПАО "Транснефть" готово повысить тарифы только на 7% — прогнозный уровень инфляции в РФ на 2017 год плюс три процентных пункта.


К апрелю договорятся?

"Шестая нефтегазовая война", как назвали этот спор эксперты еще в прошлом году, оказалась самой затяжной и многогранной по сравнению со всеми остальными. На сегодняшний день она включает в себя не только вопросы цены российского газа для Беларуси и объемы поставок нефти на 2017 год, но и вопрос ставок на транзит, а также вопрос долгосрочных условий поставок российского газа, а также вопросы интеграционных отношений.

Минувший год завершился безрезультатно, а первые дни января принесли с собой новости о повышении Минском без согласования с РФ тарифов на транзит российской нефти и об ограничении против первоначального плана поставок нефти в Беларусь в первом квартале этого года. То есть ситуация не улучшилась, а вовсе даже наоборот.

Однако, как сообщили Sputnik источники в газовой отрасли, все это не значит, что переговоры о достижении компромисса прекратились.

"Есть основания говорить о том, что ситуация разрешится в первом квартале — не случайно Минск утвердил новые тарифы на транзит только до 31 марта 2017 года. Очевидно, что к этому времени белорусские власти рассчитывают договориться по всем статьям спора с российскими партнерами, тогда можно будет изменить и тарифы", — сказал источник в отрасли.

Он также обратил внимание, что пока "Транснефть" говорит о планах экспорта нефти в Беларусь тоже только на первый квартал, даже с учетом нового секвестра объема поставок до 4 миллионов тонн.


Чем загружать НПЗ?

Пока нефтегазовый спор не урегулирован, в Минске лихорадочно думают о том, что делать с нефтепереработкой, которая выступает основным донором бюджета страны.

Однако для полной загрузки двух белорусских НПЗ ежеквартально необходимо не менее шести миллионов тонн. В последнем квартале минувшего года Мозырский НПЗ и "Нафтан" работали с загрузкой примерно в 50% — график поставок был сокращен до трех миллионов тонн в квартал.

Тогда же, в конце года, белорусская сторона начала поиски альтернативных источников поставок нефтяного сырья и даже сделала попытку вернуться к переработке азербайджанской нефти, как это было в 2011 году.

На МНПЗ было доставлено порядка 75 тонн нефти из Азербайджана — она прибыла морем и затем по железной дороге из Украины. Тогда же белорусская сторона вела усиленные переговоры с нефтегазовыми компаниями Азербайджана и, по некоторым данным, с нефтетранспортными структурами Украины, пытаясь реанимировать проект многолетней давности по запуску в реверс нефтепровода "Одесса — Броды". Судя по тому, что известий об этом больше никаких нет, хвалиться Минску особо нечем.

Между тем, как стало известно Sputnik, сейчас белорусские власти всерьез обсуждают возможность переработки добываемой в Беларуси нефти, хотя традиционно вся она уходит на экспорт. Однако речь идет не о всей белорусской нефти, а только о легких нефтях, добываемых на некоторых месторождениях. В их числе и Угольское месторождение, которое было открыто в конце декабря 2016 года.


Не равнодоходные, а равные цены на газ

В середине октябре 2016 года Минэнерго Беларуси заявило, что стороны достигли компромисса по формуле цены на газ. При этом Минску не удалось отстоять свои позиции, но получилось выторговать некие межбюджетные компенсации.

Стороны договорились, что до 2019 года цена на газ будет рассчитываться для Беларуси по формуле "Ямал плюс", за уже потребленный в 2016 году газ Минск заплатит по контрактной цене в 133 доллара за тысячу кубометров.

Формула "Ямал плюс" основана на цене газа для Ямало-Ненецкого АО России, плюс стоимость транзита, плюс прибыль производителя. Это цена газа на границе. Затем к ней добавляется наценка "Газпром трансгаз Беларусь" и наценка, которую устанавливают предприятия Белтопгаза при доставке топлива конечным потребителям.

Белорусская сторона неоднократно заявляла своим российским партнерам, что желала бы получить равнодоходные цены на газ, чтобы уравнять позиции производителей двух стран.

"Должны быть сопоставимые, а лучше — равные условия между субъектами хозяйствования для того, чтобы можно было вести разговор по всем четырем свободам экономического союза, а не изюм из булки выковыривать и считать, что остальные должны с этим соглашаться", — заявил белорусский премьер Андрей Кобяков в интервью агентству Reuters 19 декабря 2016 года.

По его словам, Беларусь интересует не столько цена на газ, сколько разница в ценах. По его словам, если РФ в силу экономических причин не может поднять цену на газ до белорусского уровня у себя, то она должна привести цены для Беларуси в соответствие со своими внутренними ценами.

"Таким образом, если в ближайшее время Минску и Москве и удастся снять разногласия по текущему газовому спору (хотя бы для того, чтобы восстановить поставки российской нефти в Беларусь), то белорусской стороной в повестку уже внесен новый пункт — "выравнивания" цен на газ в России и Беларуси", — отмечает белорусский эксперт в нефтегазовой отрасли Татьяна Маненок.


Компромисс нашли, а долг остался

По состоянию на конец 2016 года непогашенная Минском недоплата за газ составляла 425 миллионов долларов.

При этом до 20 октября 2016 года Беларусь обязалась погасить недоплату, которая тогда составляла 280 миллионов долларов. Тогда же в Минэнерго Беларуси отмечали, что Минск будет платить за газ контрактную цену. Судя по тому, что размер недоплаты вырос, этого не произошло.

В начале декабря Беларусь внесла России авансовый платеж за газ, назвав его "жестом доброй воли" и заметив, что рассчитывает на восстановление поставок нефти.

Но в Москве этот жест не оценили и вернули авансовый платеж в Минск, подчеркнув, что ожидают не аванса, а полного погашения долгов.

Вопрос цены газа, которую платит Беларусь после октября, сторонами не поднимался.

Возврат авансового платежа тогда в Минске многие назвали беспрецедентным: такого ни история газовых и нефтяных войн, ни история союзных отношений еще не знала.


Экономические и имиджевые потери

"Шестая нефтегазовая" дорого обошлась Беларуси: по итогам 11 месяцев 2016 года ВВП страны упал на 2,7%, данных по итогам года пока нет, но стоит ожидать, что рецессия в белорусской экономике будет существенной.

В 2016 году поставки российской нефти сократились, по данным ЦДУ ТЭК, немногим более чем на 20%. Стоит ожидать, что белорусский экспорт нефтепродуктов в физическом выражении по итогам года покажет примерно такое же падение. Это повлечет и падение поступлений в белорусский бюджет нефтяных пошлин, которые сегодня являются основной статьей для погашения внешнего долга страны. Если в 2015 году нефтяные пошлины составили 1,1 миллиарда долларов, то по итогам 2016 года эта сумма, по экспертным оценкам, сократилась вдвое.

Имиджевый урон был нанесен и ЕАЭС, считает эксперт Татьяна Маненок.

"Неурегулированный белорусско-российский спор уже ударил по имиджу ЕАЭС. Фактически фальстартом завершился 26 декабря в Санкт-Петербурге саммит ЕАЭС, на котором ожидалось подписание президентами евразийской "пятерки" Договора о Таможенном кодексе ЕАЭС. Белорусский президент просто не поехал на это мероприятие", — сказала она.